ДЕТСТВО МУХАММЕДА БЕН РАШИД АЛЬ МАКТУМА

ДЕТСТВО МУХАММЕДА БЕН РАШИД АЛЬ МАКТУМА прошло в доме, освещенном масляными лампами. Воду из деревенского колодца возили в повозке, запряженной ослами. Этот дом принадлежал его деду, тоже эмиру — династия Аль Мактумов правит Дубаем с 1833 года. Дом этот по сей день стоит возле устья бухты Дубай-Крик — естественной гавани, благодаря которой и существует город. Отец шейха Мухаммеда, шейх Рашид ибн Саид Аль Мактум, вырос в том же доме и в молодости вместе со всеми согражданами пережил голодные времена, когда из-за Великой депрессии и появления культивированного жемчуга зачахло ремесло ныряльщиков за настоящим жемчугом — главный местный промысел тех времен.

Модернизация Дубая началась с приходом к власти шейха Рашида в 1958 году и особенно активизировалась с открытием нефтяных месторождений в конце 1960-х. Благодаря новому правителю появились электричество, водопровод и асфальтированные дороги. Он построил школы, аэропорт, а в 1979 году и 39-этажный Всемирный торговый центр (ныне Башня шейха Рашида) — самое высокое на тот момент здание на Ближнем Востоке.

Добыча нефти, как и добыча жемчуга, не может продолжаться вечно — и шейх Рашид это прекрасно понимал. В Дубае нефти мало -львиная доля месторождений ОАЭ находится на территории Абу-Даби. Так что, хотя Дубай и не был центром мировой торговли в 1979-м, шейх Рашид прочил свой город именно на эту роль. В том же году он открыл второй, более крупный, порт Джебель-Али в 40 километрах от Дубайской бухты.

Его сын Мухаммед заполнил пустующие земли между двумя портами, превратив Дубай в центр не только торговли и финансов, но еще и туризма, и сделок с недвижимостью. Что до недвижимости: каждому гражданину ОАЭ издавна полагался участок для строительства дома. Но в начале 2000-х, когда Дубай стал отдавать собственность во владение иностранцам, деньги потекли рекой. Землю поделили четыре крупных застройщика. Хлынувшие из Южной Азии рабочие быстро застроили город виллами
и небоскребами, одетыми в стекло, — не лучший материал в стране палящего солнца, зато в почете у заказчиков. (Самим рабочим, понятно, было не до стекла: они ютились в лагерях, влача жалкое существование.)

Город вышел из берегов: «вклинился» в Персидский залив искусственными полуостровами — гигантскими насыпями карьерного песка; выплеснулся в Аравийскую пустыню. «Была какая-то одержимость застройкой пустыни, -говорит Яссер Ашештави, американский архитектор египетского происхождения, 20 лет преподававший в Университете ОАЭ в Аль-Айне. -Дешевая энергия. Машины есть. Так почему бы не строить?»

Шейх Мухаммед пошел дальше отца. Его мечта — чтобы Дубай был впереди планеты всей; его стратегия — завлечь в Дубай весь мир. Из 2,8 миллиона жителей около 90 процентов -иностранцы, обосновавшиеся там, где еще совсем недавно прозябали в нищете несколько тысяч арабов. Главное богатство столицы эмирата — это население, молодое и фантастически разнородное.

Сегодня у Дубая много электроэнергии и нет проблем с водопроводом. Почти все это обеспечивает единственное промышленное предприятие, протянувшееся на четыре километра в Джебель-Али. Здесь Дубайское управление электроэнергетикой и водными ресурсами сжигает природный газ, вырабатывая ю гигаватт электроэнергии. Остаточное тепло используется для опреснения морской воды — свыше 2 миллиардов литров в день. Газ доставляют по трубопроводу из Катара и танкерами — из США.

Дубай, хотя и стоит на нефти, не может обойтись без импортного природного газа. Пытаясь объяснить, каково это, один из сотрудников Управления электроэнергетики и водных ресурсов крепко схватил себя за горло. Но у «удушения» есть и преимущество — оно может сподвигнуть на перемены.

Глобальный финансовый кризис 2008-го и 2009 годов свернул дубайский бум. Схлынули туристы, рухнули цены на недвижимость. Дубай погряз в долгах — спасибо, выручил АбуДаби. «Может быть, экономический кризис лучшее из всего, что с нами случилось, — не было бы счастья, да несчастье помогло, — рассуждает Хабиба Аль Мараши, соучредитель Экологической группы Эмиратов, компании, которая занимается переработкой отходов и образовательными программами. — Он замедлил бешеные темпы застройки».

Переведя дыхание, город призадумался. Было несколько причин пересмотреть избранный курс. В Дубайском холдинге — строительной компании, принадлежащей шейху Мухаммеду, по словам тогдашнего его сотрудника, консультанта по энергетике Робина Миллза, «не понимали, откуда брать энергию для всех этих гигантских новостроек». В воздухе носились новые идеи, сулившие блага для экологии. Из песков Абу-Даби начал подниматься Масдар-Сити, спроектированный компанией звездного архитектора Нормана Фостера и обещавший стать первым в мире безуглеродным городом -городом без машин, питающимся энергией солнца.

В феврале этого года я наведался в Солнечный парк Мухаммеда Бен Рашид Аль Мактума в пяти десятках километров к югу от делового центра города. Дубайское Управление электроэнергетики и водных ресурсов как раз заканчивало установку солнечных панелей мощностью 200 мегаватт, заключив контракт еще на 8оо мегаватт — стоимостью 2,99 цента за киловатт-час. К 2030 году мощность комплекса должна составить 5 тысяч мегаватт. Кроме того, управление призывает жителей устанавливать солнечные панели на крышах своих домов.

Добавить комментарий

Comment
Name*
Mail*
Website*