Эти небольшие аллигаторы

Эти небольшие аллигаторы, все же достигающие иногда трех метров в длину, способны справиться и с мелкой анакондой. Кайманы — отличные охотники: они прячутся в иле по берегам реки, выслеживая добычу, а затем молниеносно ныряют и хватают жертву. Ночами их выдают только светящиеся глаза. А детеныш каймана и сам может стать добычей взрослой анаконды, самой крупной из современных змей, порой дорастающей до
шести метров. По всей долине ходят слухи о вознаграждении, которое ждет того, кто поймает анаконду длиной больше 12 метров. «Слово «мириады» не преувеличивает количество змей, которые ползают здесь в траве, — пишет Жюль Верн в своем романе. — Они так же опасны, как кайманы в водах или по берегам Ориноко». В отличие от ядовитых змей, анаконда не страшна хотя бы в период засухи. Она пережидает его в оцепенении, зарывшись в ил до наступления сезона дождей.

Однако после такой « спячки » анаконда нав ер с-тывает упущенное, поедая не только водоплавающих птиц и игуан, но и капибар с кайманами. Поймав жертву, она душит ее и заглатывает целиком, не брезгуя и детенышами своих сородичей. Способ размножения у анаконд тоже примечательный: самка не

откладывает яйца, а вынашивает их— около тридцати — внутри себя. Так что довольно крупные змееныши — длиной до 70 сантиметров — сначала покидают яйцо, а затем появляются на свет.

Из водоплавающих животных Жюль Верн познакомил своих героев с амазонским дельфином, которого ошибочно посчитал морской свиньей, обитающей в соленой воде у берегов Южной Америки. Во время сезона дождей амазонские дельфины (инии) могут переплывать по протокам из одной реки в другую и даже резвиться на затопленных равнинах. Когда протоки мелеют, инии остаются в русле реки до следующих дождей.

«— Смотри… смотри… там! — сказал Герман Патерн. И он указывал на большие черные точки, которые двигались на расстоянии сотни шагов выше лодок.

Жак Хелло взял свой карабин, лежавший у каюты, и наклонился через борт.

— Это не лодка, — сказал он. — И однако…

Он хотел уже приложиться, но Герман Патерн остановил его жестом.

— Не стреляй… не стреляй! — повторил он. — Это не квивасы, подстерегающие добычу!.. Это животные, выплывшие на поверхность реки подышать воздухом…

— Животные?

— Да… трое или четверо этих обычных обитателей Ориноко…

Герман Патерн не ошибся. Это действительно были морские коровы и .морские свиньи, которые часто встречаются в реках Венесуэлы».

Надо сказать, что морские коровы к тому времени уже сто лет как вымерли, а если где и обитали, то совсем в других местах планеты. Но можно простить знаменитому писателю такие неточности: в отличие от фоторепортера GEO, у него не было возможности увидеть Лос-Льянос воочию.

Добавить комментарий

Comment
Name*
Mail*
Website*