Фотосафари

Гид Тони привычным движением закидывает в воду реки Ориноко пустой крючок и через мгновение вытаскивает небольшую пиранью. В пасть ей он забивает кусок стебля водного гиацинта, заполонившего почти всю поверхность воды. За это свойство растение получило название «водяная чума». Стебель водного гиацинта у основания листа образует пористое утолщение и похож на поплавок. Такой поплавок не позволяет пиранье уйти под воду, и она становится лакомой добычей для канюка, хищной птицы семейства ястребиных. Туристы щелкают затворами фотоаппаратов в лучах заходящего солнца. А если вместо пираньи бросить кусок мяса, то канюка, скорее всего, опередит кайман или змеиношейная черепаха.
Друзья, а http://www.argo-partner.ru/product/brain/ не интересует вас? Мне кажется что это достаточно интересное предложение.
Фотосафари на джипах и лодках-плоскодонках по Ориноко стали набирать популярность лишь несколько лет назад. Традиционное занятие местных жителей, «лья-нерос», — скотоводство. Для пастбищ здесь много места: название региона Лос-Льянос переводится с испанского как «равнины». «Трудно было бы найти более приятное местоположение в прилегающих к Ориноко равнинах, — лучших и удобнейших пастбищ для скота, лучшего климата, который не знает крайностей тропического пояса», — писал о венесуэльских саваннах Жюль Верн в 1894 году в своем приключенческом романе «Великолепная Ориноко». Роман рассказывает о путешествии героев по этой реке, тогда еще мало исследованной.

СО ДНЯ высадки Христофора Колумба в дельте Ориноко в 1498 году, во время его третьей экспедиции в Новый Свет, минуло два столетия, прежде чем испанские конкистадоры в поисках золота окончательно оттеснили индейские племена из поймы реки к ее верховьям. Потомки испанцев и индейцев стали развивать в регионе скотоводство. Экспедиция немецкого естествоиспытателя Александра фон Гумбольдта в Южную Америку, предпринятая в начале XIX века, положила начало исследованиям Ориноко — они-то и вдохновили Жюля Верна на написание романа. Кстати, на изучение всей реки длиной 2736 километров ушло почти полтора века: добраться до истока удалось только в 1951 году.

С декабря по май

в пойме Ориноко длится сухой сезон. Пищи для птиц в это время мало, деревья сбрасывают листву, саванна покрывается охристой пылью, многие водоемы пересыхают. Поздней весной начинается сезон дождей. С мая по ноябрь практически вся пойма Ориноко залита водой, в которой кипит жизнь. В болотах, образующихся после разлива рек, пропитания хватает для множества видов птиц, прилетающих в Лос-Льянос на гнездование. Ябиру, каракара, гоацин — это не заклинания вроде «крибле-крабле-бумс», а названия обитающих здесь пернатых.

Статный белоснежный ябиру с черной головой и красным галстуком — крупнейшая птица континента, достигающая полутора метров в высоту. Этот аист охотится на лягушек, мелкую рыбешку и небольших ящериц в компании с цаплями, ибисами и зимородками. Своим огромным клювом ябиру зачерпывает воду и процеживает ее так, чтобы вся пойманная живность осталась в чуть загнутом вверх клюве.

А вот каракара из семейства соколиных охотится на насекомых и беспозвоночных, но больше всего любит поедать чужие яйца и птенцов. Не брезгует и падалью. Хохлатый гоацин, в отличие от кара-кара, питается только листьями и фруктами, но очень мерзко пахнет. Местные так и называют его попросту — «вонючка». Первая фаза пищеварения у гоацина проходит в зобу, который занимает большую часть грудной клетки. Птица обычно туго набивает свой зоб пищей, и ей приходится опираться грудью о соседнюю ветку, чтобы не упасть на землю. Наевшись до отвала, гоацины перекликаются друг с другом, издавая истошные вопли. Птенцы этих птиц напоминают своих доисторических предков — у них на крыльях сохранились коготки, которые по мере взросления обычно исчезают. Но и без них гоацины прекрасно цепляются за ветки, перебираясь с дерева на дерево. А вот летают плохо.

Как и гоацин, якана — никудышный летун. Зато эти птицы умеют плавать и нырять, поэтому гнезда строят на воде. Период высиживания у яканы длится всего три-четыре недели. Только самец сидит на кладке и воспитывает птенцов, а если они случайно выпадают из гнезда, вылавливает их, высушивает и согревает под крылом. Якана примечательны тем, что благодаря длинным пальцам на лапах бегают по листьям водного гиацинта как по дорогам. А настоящие дороги давно освоены другими видами птиц. Часто прямо посреди колеи можно наткнуться на жилища кроличьих сычей — норы, которые они либо роют сами, либо перестраивают из подземных домов других животных. На случай опасности у сычей есть несколько запасных пещер, в которые они перебегают с удивительной прытью. Наблюдать за ними можно днем — для сов это довольно необычно.

Чтобы добраться в Лос

Льянос из Каракаса, столицы Венесуэлы, нужно лететь час на самолете, а потом еще десять часов ехать на машине. Благодаря такой удаленности от цивилизации природное многообразие поймы Ориноко сохранилось во всей красе. Тем не менее оринок-ский крокодил, самое крупное животное Южной Америки, находится на грани исчезновения из-за чрезмерной любви людей к крокодиловой коже. «Впрочем, не одни только крокодилы наполняют воду Ориноко и его притоков, — писал Жюль Верн. — Здесь встречаются также карибы-рыбы, обладающие такой силой, что они одним ударом ломают самые крепкие рыболовные крючки. Следует также остерегаться скатов и электрических угрей. Снабженные довольно сложным аппаратом, они убивают других рыб электрическим разрядом, который небезопасен и для человека… Этих угрей водится много в венесуэльских реках. Но, с другой стороны, рыбаки также и ловят их во множестве, так как они представляют очень вкусное блюдо. Их ловят с помощью сетей и, дав им разрядить свое электричество, без труда уже берут их». С тех времен методы охоты «льянерос» на скатов не изменились.

Добавить комментарий

Comment
Name*
Mail*
Website*