ОТСУТСТВИЕ ПЛАНА ДАЕТ СВОБОДУ ДЕЙСТВИЙ

ОТСУТСТВИЕ ПЛАНА ДАЕТ СВОБОДУ ДЕЙСТВИЙ, свободу маневра, особенно если в дальней дороге ты один. Я не люблю многолюдные ав го-экспедиции и автопробеги, когда обвешанные флагами и обклеенные наклейками спонсоров машины идут колонной, подчиняясь командам по рации и общему для всех режиму.
Мне, экстремальному жаворонку нужна свобода тронуться в путь в несусветную рань, порой за несколько часов до восхода солнца. Мне нужна свобода остановиться в любой момент, чтобы поговорить с пастухом в степи или купить у бабушки на обочине первые ягоды земляники, мне нужна свобода потратить на съемку столько времени, сколько понадобится.

В кабине моей машины есть только одно пассажирское сиденье, но и оно значительную часть пути пустовало. На отдельных участках маршрута со мной ехал то кто-то из семьи, то помощники, то волонтеры, то проводники, то сотрудники заповедников и парков. Но по большей части я был один, а значит, не надо было ни с кем идти на компромиссы, как-то увязывать свои желания с желаниями попутчика. Говорят, одному путешествовать по России небезопасно, особенно если возишь с собой дорогое оборудование и снаряжение. По я за время экспедиции ни разу не столкнулся с проявлениями дорожного криминала или насилия. Для ночевки, когда было возможно, старался отъехать хотя бы на километр от шумной трассы, в первую очередь для того, чтобы не слышать гул проносящихся мимо большегрузных машин.

ЕХАТЬ БЫЛО ЗАДУМАНО НЕ СПЕША, С ДОЛГИМИ ОСТАНОВКАМИ для съемок: сезон 2013 года от ранней весны до поздней осени в одну сторону, сезон 2014 года по Камчатке, сезон 2015 года -обратно в Брянский лес. В транспортном отношении полуостров Камчатка — это остров, туда нет ни железной, ни автомобильной дороги, даже зимней. Поэтому сразу было очевидно, что мой маршрут пройдет через Владивосток, из которого машина до Камчатки будет добираться морем. Таков был замысел в общих чертах. Но когда я попал на Камчатку, стало понятно, что одного сезона среди вулканов, гейзеров и медведей мало, поэтому возвращался я оттуда уже в 2016 году. Опять переправил машину морем во Владивосток, в середине апреля начал движение. С Дальнего Востока на запад страны ведет единственная дорога, поэтому на обратном пути значительную часть маршрута мне пришлось повторить, заезжая в те заповедники, которые я пропустил по дороге на восток. В Западной Сибири, как только появилась возможность уйти на север, я сделал это, проложив путь по Северному Уралу, Архангельской области, Карелии, заехав даже на Кольский полуостров в Лапландский заповедник.

Честно говоря, п апреля 2013 года, в день, когда начиналась моя экспедиция, я сам не очень верил, что сумею добраться до Камчатки и вернуться назад с результатами. I [рошло четыре сезона, и и октября 2016 года мой фургон своим ходом вкатился на центральную усадьбу заповедника «Брянский лес».

Позади 6о тысяч километров российских дорог — и ни одного ДТП! Ухитрился обойтись единственным штрафом: уже на обратном пути, когда я пересекал границу Архангельской области и Карелии, на въезде с разбитой лесной дороги в город Пудож на меня составили протокол за грязный задний регистрационный номер, что обошлось мне в 250 рублей.

В первом же национальном парке на моем маршруте, в «Орловском Полесье», в середине апреля снег был такой глубины, что даже уазики не могли съезжать с расчшценных дорог, а мой фургон спокойно добирался по снежной целине до нужных мест. 11отом началась весенняя распутица, разливы рек и ручьев с унесенными мостами, тяжелая красная глина в Калмыкии, сыпучие пески в Астраханской области, болота Западной Сибири, горные перевалы и броды через бурные реки в Сибири Восточной. Апогей дорожных приключений и трудностей пришелся на Камчатку, где я научился почти до ноля стравливать давление в шинах, чтобы передвигаться по летним снежникам на склонах вулканов, где фургон «всплывал» при переправе через устья рек, где резину вездеходных колес грызли медведи, пока я отсиживался в кузове.

Добавить комментарий

Comment
Name*
Mail*
Website*