Расставляем палатки у края пропасти

Расставляем палатки у края пропасти, готовим снаряжение. А на следующее утро, пристегнувшись к спусковым тросам, делаем вслед за Меккия шаг через край.
А вы знаете что делать если появился конъюнктивит у кошек? На мой взгляд это очень даже важно.
И скользим вниз — из одного «параллельного» мира в другой. Мимо настенных ковров мха. Мимо скальных навесов, за которые не ухватиться. Мимо торчащих из выступов папоротников и лиан. Мимо скользких каменных плит, перед которыми неподвижно висят в воздухе колибри. И наконец у самого основания перед нами разверзается еще одна черная дыра. Кажется, прямо из скалы бьет ключом вода. Русло подземной реки! Мы у входа в пещерную систему, которую первопроходцы назвали Куэвадела-Каскада — «пещера водопадов».

Меккия спускается в проход. Мы — за ним. Пробираемся на ощупь по извилистым коридорам, освещая путь нашлемными фонариками. Переходим вброд впадины с ледяной водой. Протискиваемся сквозь узкие проходы. Через каждые пару метров Меккия соскабливает со стены пробу горной породы. «Такая плотная, что не подцепишь, — бурчит он себе под нос. — Все точно так, как мы рассчитывали».

Сухопарого 58-летнего археолога отличает невозмутимость истинного философа. В переводе на нормальный язык его слова означают: мы обнаружили нечто фантастическое. Это так. Наши находки помогут наконец объяснить, как возникли подземные миры тепуи. Более того, они подтверждают гипотезу, которую Меккия и Сауро вынашивают уже несколько лет.

Скальные плиты здесь шершавые, словно покрытые песком. Совсем не такие гладкие, как выступы снаружи, вдоль которых мы скользили на тросах. Налицо эрозия.

Фантомизация — так называют этот геологический процесс специалисты. Дождевая вода, просачиваясь сквозь поры в горной породе, вымывает из нее скрепляющий диоксид кремния. Химически активные минералы типа гидроксида железа и пирофиллита ускоряют реакцию. Возможно, катализаторами служат и микробы, живущие в лишенных света недрах земли. В результате даже очень прочная поверхность кварцита становится шероховатой. И уязвимой для воды, которая начинает ее разъедать.

В отличие от пещер в горах, сложенных из известняка, полости в недрах тепуи разрастаются очень медленно. По расчетам Сауро и Меккия — всего на один метр за 100 тысяч, если не миллион лет. В сто с лишним раз дольше, чем лабиринты внутри известняковых и доломитовых скал.

Добавить комментарий

Comment
Name*
Mail*
Website*