СЕГОДНЯ Я НАУЧИЛАСЬ МЫТЬСЯ, СИДЯ НА ТАБУРЕТКЕ.

Оказывается, это чертовски удобно, и женщины на японских гравюрах, которые намыливаются, поджав коленки к груди, больше не кажутся мне нелепыми. На Кюсю хочешь не хочешь, а начнешь мыться правильно — сидя, как человек, а не стоя, как дикое животное. Онсэнов, то есть горячих источников и построенных на них купален, на Кюсю больше, чем где-либо в Японии. Остров весь разогрет вулканической активностью, как большой блин на сковороде: через поры этого блина наружу постоянно вырываются струи пара, грязи, воды, и японцы бесстрашно приспосабливают эти извержения для своих рекреационных нужд. Если не слишком горячо и можно залезть в воду — будет онсэн, если струя слишком яростная — устроим смотровую площадку и будем любоваться, если воду можно пустить по трубам -пусть обогревает дома.

На Кюсю до меня наконец дошло, что означает эмодзи, похожий не то на олимпийский факел, не то на дымящуюся миску, — это не гедза и не суп (для этого всего есть отдельные значки), а понятный каждому японцу символ горячего источника.

В онсэнах моются голышом, мужчины отдельно от женщин. И никаких татуировок. С татуировками — это к покрытым драконами членам якудза. У них свои онсэны. Ну, хотя ладно, шепотом: небольшую татуировку иностранцу, скорее всего, разрешат заклеить водостойким пластырем. Но если вы модный шеф-повар с «рукавами» или духовно богатая барышня с котиком во все бедро — то точно к якудза.

Добавить комментарий

Comment
Name*
Mail*
Website*