СКОЛЬКО СЕБЯ ПОМНЮ, ЕЩЕ С ДОШКОЛЬНЫХ ЛЕТ

СКОЛЬКО СЕБЯ ПОМНЮ, ЕЩЕ С ДОШКОЛЬНЫХ ЛЕТ, во мне боролись две большие мечты, первая — жить в избушке на берегу речки и охранять лесную живность вокруг себя, знать «в лицо» каждого зверя, каждое дерево, каждую кочку в соседнем болоте. А второй мечтой был дом на колесах — чтобы в нем путешествовать. Когда друзья по детсаду и школе рисовали самолеты и танки, моя рука выводила фантастические дома на колесах среди лесов и гор, на берегах рек и озер в окружении диких зверей и птиц.

Если не забывать о детских мечтах, то они сбываются. Первую половину жизни я прожил большей частью на лесном кордоне в Брянском лесу, на берегу реки Неруссы. Служил, как мог, своей малой родине, месту, где родился и вырос.

Ловил браконьеров, участвовал сначала в организации заповедника «Брянский лес», а потом в его становлении. Должен сказать, что и в то время я никогда не забывал о своей второй мечте. Было дело, даже соорудил брезентовый фургон из простой конной телеги и, словно цыган, по несколько дней путешествовал по болотному и буреломному бездорожью окрестных лесов. Но все те мои путешествия и на лошади (в 1980-х годах), и на вездеходном уазике (в 1990-х) не выходили за радиус 50 километров от дома. Тогда мне этого хватало: я был поглощен заповедными делами в родном Брянском лесу. За его пределы я почти не выезжал, разве что несколько раз в год в Москву по делам да изредка в другие заповедники страны. К концу 1990-х я понял, что заповедник «Брянский лес» уже подрос и вполне может жить без меня. Вот тогда и проснулась во мне тяга к дальним путешествиям.

Эта страсть органично соединилась с еще одной, пришедшей из детства, — занятием фотографией. Так в середине жизни я превратился в фотографа-путешественника, а главной темой
моих фотоснимков стала удивительная природа российских заповедников.

Я как будто опять впал в детство, снова начал рисовать дома на колесах — разные идеи, разные варианты. И вскоре такой дом у меня появился. Его сделали в Нижнем Новгороде на шасси легендарного по проходимости воина и трудяги «ГАЗ-66» — современный вариант с более удобной кабиной. Про себя я его называл тракто-ромобилем: крейсерская скорость у него чуть выше, чем у трактора, а проходимость — такая же! Сзади моего ГАЗона не грузовой кузов, а небольшой утепленный: 3,5 метра в длину и 2 — в ширину. Свое экспедиционное жилье я оборудовал не без комфорта: удобная широкая кровать, рундуки для припасов, шкаф, кухонный стол с газовой плитой. На переднем бампере вездехода я поставил мощную электрическую лебедку, которую не раз пришлось испытывать на прочность, вытягивая свою и чужие машины из болот или придорожных кюветов. На крыше фургона кроме запасного колеса можно было поместить пластиковую или резиновую лодку, велосипед и разобранные скрадки для наблюдений за животными.

Добавить комментарий

Comment
Name*
Mail*
Website*