В сентябре 1942 года в степи у станции Котлубань советские войска пытались прорубить коридор в осажденный Сталинград.

В сентябре 1942 года в степи у станции Котлубань советские войска пытались прорубить коридор в осажденный Сталинград. Однако наступление стремительно оборвалось: стрелковые части не смогли не только взломать фронт, но даже заметно потеснить неприятеля. Раздосадованные штабисты Донского фронта констатировали: «Артиллерия свое дело делает, прижимает противника к земле, а вот пехота в это время не подымается и в наступление не идет».

ПУЛЯМ НЕ КЛАНЯЛИСЬ

Нельзя сказать, чтобы эта проблема стала откровением для советских командующих. Еще до войны во время маневров начальник Управления боевой подготовки РККА Александр Седякин с тревогой писал, что отделения, взводы, отдельные солдаты недоучены, атакуют плотным строем и быстро полягут в реальном бою. Однако стремительный рост армии, общая бедность страны и лихорадка реформ довоенной РККА не позволили довести подготовку пехотинца до нужного уровня. Затем кампания 1941 года на некоторое время вообще сняла вопрос о качестве подготовки с повестки дня:
на фронтах были рады любым дивизиям. Множество наступлений РККА 1942 года застопорились именно из-за неспособности войск решать вполне стандартные тактические задачи.

Но Ставка не собиралась молчаливо взирать на происходящее. Летом 1942 года вышел первый сборник материалов, обобщающий опыт войны, а осенью — новый боевой устав пехоты РККА. Работе над ошибками придавалось огромное значение, вплоть до создания отдельного управления Генштаба, занятого исключительно извлечением уроков из опыта боев и переработкой военной теории под реальные нужды войск. Усилия не пропали даром: последние 12 месяцев войны в бой шла совершенно другая армия с совершенно другой пехотой.

Добавить комментарий

Comment
Name*
Mail*
Website*